Как художник победил футболиста. Роб Биддальф раскрыл тайну популярности книжек-картинок. Интервью сайту «Год литературы»

26 Ноября 2018

Британский писатель и художник Роб Биддальф обладает уникальным даром — рассказывать сложные истории языком детских стихов и ярких иллюстраций. Его книги переводятся и издаются по всему миру. Чтобы представить свою новую книгу «Кевин» на книжной ярмарке Non/fiction, Роб Биддальф специально приезжает в Москву. Мы связались с автором книг «Пёс не тот», «Бумажный змей» и «Пираты» (уже вышедших в России) и попытались выяснить, где он ищет вдохновение и кто его самые строгие критики. 

Роб, кто вы: художник, писатель, поэт, лучший друг детей...? 

Роб Биддальф: Сейчас я автор и иллюстратор детских книг. До этого я работал арт-директором в крупнейших британских СМИ, таких как The Observer, например. Но около трёх лет назад я отказался от этой работы и посвятил себя исключительно творчеству и книгам. А ещё я отец трёх дочерей, муж одной жены и большой поклонник футбола. 

Когда вы рисуете и пишете новую книгу, вы представляете какого-то конкретного читателя? Или вы делаете то, что вам нравится, и неважно, оценят ли это другие? 

Роб Биддальф: Думаю, что первый человек, которому я стремлюсь угодить, — это я сам. И поверьте, мне трудно угодить. Я очень строг с текстом. Он должен быть идеальным. Точно так же и с иллюстрациями. Они должны быть абсолютно точными. Признаюсь, что в процессе работы над книгой я регулярно проверяю то, что получается, на своих дочерях. А ещё я представляю, как будут читать эту книгу вслух на различных фестивалях, это помогает выстроить фразы и подобрать правильный тон. 

 

Ваши книги всегда очень яркие и запоминающиеся. Где ищете вдохновение? 

Роб Биддальф: Я нахожу вдохновение во всём, что вижу вокруг себя. Иногда идеи моих будущих рассказов находят меня в самых неожиданных местах — в супермаркете, на футбольном матче или когда я слушаю радио в машине. Озарение может прийти в любое время и в любом месте. Я часто и много хожу по разным художественным галереям и книжным магазинам Лондона. Удачные работы коллег тоже вдохновляют и заставляют меня быть более требовательным к себе. 

Сложно рисовать для детей? Откуда вы знаете, что им понравится, а что нет? 

Роб Биддальф: Знаете, что самое трудное? Найти свой собственный стиль. Сложно не повторять, не заимствовать у тех, чьи работы тебе нравятся. К сожалению, я слишком часто вижу книжки-картинки, которые выглядят как близнецы-братья. Мне кажется, это позор. Но как только вы найдёте свой собственный стиль, вы поймёте, что на самом деле его можно легко адаптировать под любую задачу. 

Для себя я выработал строгое правило: когда рисуешь для детей, нужно быть очень осторожными с выражением эмоций на лицах персонажей. Не надо преувеличивать и нарочито их выпячивать. Если вы оставите лицо почти нейтральным, а эмоцию покажете только лёгким движением бровей или лёгкой улыбкой, читатель сам сможет дорисовать этот образ и спроецировать свои собственные эмоции на этого персонажа. 

Для вас важно, кто будет переводить ваши книги? 

Роб Биддальф: Честно говоря, я преклоняюсь перед всеми моими переводчиками. Судя по тому, что они делают, это очень умные и талантливые люди. И я искренне ими восхищаюсь. Для меня важно, чтобы перевод был сделан качественно, но сам я не общаюсь с переводчиками. Этим занимаются мои издатели. Они лучше в этом разбираются, и я им полностью доверяю. 

Ваши книги издаются в разных странах. Интересно, как дети, говорящие на разных языках, воспринимают ваших героев? Смеются ли они, например, над одними и теми же шутками? 

Роб Биддальф: Забавно, но где бы я ни был, в какой бы аудитории ни читал бы свои книги, реакция детей почти всегда одинаковая. Обычно всем нравятся одни и те же отрывки. Например, когда они узнают, что рычание Фреда на самом деле украл медведь по имени Борис (в книге «Grrrrr!»). А ещё им очень нравится, что главный герой книги «Пёс не тот» отличается от всех остальных собак.

Я думаю, когда вы рассказываете историю с помощью рисунка, уже не имеет значения, на каком языке написан текст, потому что картины уже сами по себе рассказали всю историю. Мне кажется, язык картин универсален.

Книжки-картинки сейчас очень популярны. Вы задавали себе вопрос, почему? Для кого они вообще предназначены: для маленьких детей, которые рассматривают их с родителями, или для тех, кто только научился читать и ещё боится больших текстов, а может для взрослых, которые тайком от своих детей листают эти книги? 

Роб Биддальф: Ха... (смеется). Это правда, что мои книги нравятся школьникам и даже взрослым. По-моему, это замечательно. Невозможно стать слишком взрослым для того, чтобы наслаждаться иллюстрированной книгой. 

Книжки-картинки уникальны. Они рассказывают историю одновременно словами и картинками. Как говорится, двух зайцев одним ударом. Но эти два источника информации вовсе не обязательно должны абсолютно совпадать. Вы можете что-то почерпнуть из текста, а потом рисунки могут увести вас совсем в другом направлении или показать то, что никогда не выразить словами.

В моих книгах всегда есть совершенно самостоятельная подыстория, которую не всегда можно заметить при первом прочтении. Я делаю это специально, потому что знаю, что дети будут читать мою книгу снова и снова, и я хочу, чтобы каждый раз на заднем фоне они обнаруживали какую-то новую деталь. Кстати, взрослым это тоже нравится. Приятно же думать, что ты единственный, кто это заметил.

Есть ещё одна причина популярности книжек-картинок. Маленькие дети читают их вместе с родителями, и этот бесценный момент общения один на один открывает дверь в волшебный мир взаимоотношений детей и взрослых. Каждый вечер я обязательно читаю сказки своим дочерям, и это мое самое любимое время суток. Книга, которую мы читаем, становится для нас источником новых идей и тем для разговоров. И я убеждён, что только так можно привить ребёнку любовь к книге и к чтению, чтобы он вырос настоящим независимым читателем.  

 

Бывали ли Вы раньше в России? Готовы ко встрече с российским читателем? 

Роб Биддальф: Признаюсь, немного взволнован. Я был в России, Москве и Санкт-Петербурге, но очень давно, в 90-ые годы. Думаю, с тех пор многое изменилось. Но я запомнил, что всё было очень красиво, меня особенно покорили ваши архитектура и скульптура. О да... Ещё станции метро, которые, в отличие от станций лондонской подземки, похожи на художественные галереи. Этим летом я смотрел чемпионат мира по футболу и любовался красотой ваших городов.

А вот с русской литературой знаком пока плохо. Исключение, пожалуй, — Лев Толстой. Так что я с нетерпением жду возможности познакомиться с новыми авторами и иллюстраторами. 

Дежурный вопрос, но без него никак. Поделитесь вашими творческими планами? Нет желания сделать книгу для взрослых? 

Роб Биддальф: Может быть, когда-нибудь. А пока я сконцентрирован на книжках-картинках. Сейчас как раз работаю над новой серией рассказов о динозавриках. Она будет называться Dinosaur Juniors, писать и рисовать её очень весело.

Буквально на днях я закончил совершенно автономный проект под названием Show & Tell, он будет опубликован в Великобритании в августе следующего года. Я им очень горжусь, потому что благодаря ему смог усовершенствовать свой стиль визуализации. Также обдумываю идею для новой книги, которая будет адресована детям постарше. Возможно, как раз она и станет тем связующим звеном между книгами для детей и книгами для взрослых. 

Никогда не знаешь, как всё повернётся.

Текст: Наталья Лебедева